• Календарь публикаций:


  • Интервью с заместителем директора ФСВТС России В.К.Дзиркалном для ИА «РИА Новости».

    ФСВТС России: не путайте контракт по Ми-17В5 и создание Трастфонда с НАТО.

    На прошлой неделе произошло действительно историческое событие в отношениях между Россией и США. Американцы купили у россиян 21 новый военно-транспортный вертолет Ми-17В5 для эксплуатации в Афганистане. Такого в новой истории отношений между двумя странами еще не было.

    Когда-то в XIX веке и "Аврору", и "Варяг" строили на верфи в Филадельфии. Но это было тогда. А сейчас объяснить, как это произошло, наш специальный корреспондент Сергей Сафронов попросил заместителя директора Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС России) Вячеслава Дзиркална.



    - Вячеслав Карлович, чем продиктовано намерение США закупить для афганской армии вертолеты российского производства?

    - Интерес США к российским вертолетам обусловлен тем, что они хорошо зарекомендовали себя на мировом рынке вооружения и военной техники. Вертолеты типа "Ми-17" широко используются для выполнения множества задач, как военных, так и гражданских, а также пригодны для эксплуатации в сложных климатических условиях. У афганских летчиков есть опыт управления этими вертолетами и их наземного обслуживания, кроме того, стоимость данных машин ниже американских аналогов.

    - По поводу стоимости. Официально так и не было объявлено о стоимости контракта. Российские СМИ называли различные цифры от 367,5 до 375 миллионов долларов…

    - Цифры, которые попадают в прессу, действительно отражают реальное положение дел, но любая сумма любой сделки является коммерческой тайной. Поэтому мы не будем называть реальную сумму, которая прописана в контракте, но тем не менее и те цифры, которые называют СМИ, позволяют судить о том, что мы вышли на достаточно серьезный объем сотрудничества.

    В перспективе мы договорились о том, что такое сотрудничество будет продолжено, оно предполагается даже тем, что поставляемые вертолеты должны быть на обеспечении российских предприятий.

    - То есть Россия и США будут дальше развивать военно-техническое сотрудничество?

    - В связи с этим мы рассчитываем, что на этом не остановимся. Более того, в ходе консультаций после подписания контракта мы говорили о том, что не исключена в ближайшее время работа и над другими проектами. Они не очерчены, но желание обеих сторон присутствует. Вертолетная тематика остается в плане, возможно появятся и другие направления.
    Но вертолетная тематика будет развиваться, это очевидно.


    - А кто кому будет продавать? Мы американцам или они нам?

    - Речь идет продаже российской техники американцам, поскольку то, что касается Афганистана, то, и американские специалисты об этом говорят, переучивать афганских военнослужащих, которые привыкли эксплуатировать советскую и российскую технику, достаточно накладно. Поэтому здесь присутствует рациональный подход, который оправдан. Подход соответствует интересам обеих сторон - и США, и России.

    - Каким оружием будут вооружены купленные США вертолеты для Афганистана?

    - Вертолеты идут в версии военно-транспортной. И будут дооснащаться оборудованием по стандартам США и НАТО.

    - Вячеслав Карлович, расскажите, для чего создается Трастовый фонд? Для обслуживания купленных американцами вертолетов в Афганистане? Какая связь?

    - Никакой. Как говорится мухи отдельно, котлеты отдельно. Переговоры по созданию Трастового фонда мы ведем не США, а с НАТО. Мы по этой теме работаем, и ближайшее время эта тема также будет завершена и получит реальное воплощение. Переговоры фактически завершаются.

    Просто одновременно шли переговоры о закупке вертолетов и с США, и с НАТО. В итоге переговоры с США закончились подписанием контракта на покупку вертолетов, а с НАТО трансформировалась в намерение создать Фонд для обслуживания российских вертолетов марки "Ми", которые находятся на вооружении НАТО.

    - И в чем суть?

    - Идеология будет такая – российский вклад будет в виде запасных частей, обучении специалистов. Он (вклад) будет эквивалентен по финансовому выражению вкладу основных участников. Мы заинтересованы в этом Фонде исходя из тех позиций, что основным субъектом этого проекта являются вертолеты марки "Ми".

    Фонд должен обеспечить эксплуатации тех вертолетов , которые имеются в странах НАТО и работают на Афганистан. Это обучение афганских специалистов, которые задействованы в обеспечении сил коалиции по линии НАТО, не американских, я подчеркиваю. Американцы отдельно. В этом формате было предложение о создании Трастового фонда.

    Дело в том, что в странах НАТО достаточно широко используются вертолеты марки "Ми". Полтора года назад мы заявили на одном из заседаний о том, что Россию не устраивает ситуация, в которой вертолеты марки "Ми", как бренд, идет российский, а на самом деле Россия к этим вертолетам никакого отношения не имеет. Откуда берутся запчасти, мы не знаем, каким образом дорабатываются эти вертолеты, мы не знаем, как выполняются бюллетени по обеспечению в том числе по безопасности полетов, мы тоже не знаем. Поэтому мы заявили, что мы готовы к сотрудничеству с европейскими структурами в плане поддержания в исправном состоянии вертолетов, которые эксплуатируются по линии НАТО.

    - В чем конкретно это сотрудничество может заключаться?

    - Сейчас, например, мы проводим работу по сертификации предприятий по ремонту вертолетов стран бывшего Варшавского договора - Польши, Словакии, Чехии, Болгарии. Это делается для того, чтобы подтвердить их способность выполнять определенный объем работ по согласованию и под контролем разработчика вертолетов марки "Ми". Поэтому идеология этого Фонда заложена для того, чтобы обеспечить в первую очередь безопасность полетов вертолетов, обеспечить эти вертолеты не контрафактными запасными частями и наладить контакт с разработчиком и производителем этих вертолетов.

    То есть Трастовый фонд это с одной стороны борьба с контрафактом и с другой - поддержка доброго имени вертолетов марки "Ми".
    Но еще раз подчеркиваю, чтобы не было путаницы в прессе, Фонд не будет обслуживать вертолеты по заключенному контракту с США.


    - А как будут обслуживаться "американские" вертолеты?

    - По контракту с американцами мы договорились в том числе и по дальнейшей поддержке и эксплуатации этих вертолетов. Она будет осуществляться Россией во взаимодействии с соответствующими организациями США. Не через НАТО.

    Трастовый фонд это Европа, контракт это Америка. Давайте так разделим. Никаким образом эти два контракта не пересекаются. Мы проинформировали американцев, что у нас идет соответствующая работа с европейцами. Они об этом знают. Мы проинформировали, что будут сертифицированы целый ряд предприятий в странах Восточной Европы, которые в последствии смогут осуществлять ремонт, модернизацию, но при поддержке и взаимодействии с Милем. Если они хотят использовать это, то они могут это сделать.

    Но мы говорили о том, что в рамках проекта с США соответствующая структура будет создана на территории Афганистана. Потому что возить и ремонтировать вертолеты из Афганистана в Европу достаточно дорого. А европейские вертолеты базируются в Европе, и они перелетают в Афганистан только для выполнения миссии на какой-то определенный промежуток времени.

    - Сколько всего у НАТО вертолетов марки "Ми"?

    - Точную цифру и мы хотим знать и запрашивали ее у них. Но на вскидку более 100.

    - Почему США выбрали именно вертолеты Ми-17?

    - Эта модель наиболее подходит под требование США. Требования разные - по запчастям, приемке авиатехники. Задачи вертолетов тоже разные, но в основном перевозка личного состава, грузов, обеспечение безопасности полетов и прохода пеших колонн. Дороги в Афганистане, сами понимаете какие, поэтому вертолеты это главное.

    - Долго Вы работали над контрактом с американцами?

    - Согласовывали с августа прошлого года до 26 мая.

    Откровенно скажу - весь контракт составляет 1070 страниц. Там не только коммерческая составляющая, но и технические требования. Стыковка была не простой.

    Дата публикации: 06.06.2011

      поиск на сайте

      поиск НПА


     

     

     


    2017 © ФСВТС России
    115324, г. Москва, Овчинниковская наб., 18/1
    Все права на материалы ФСВТС России охраняются в соответствии с законодательством РФ.
    При полном или частичном использовании материалов ссылка на fsvts.gov.ru обязательна.